avangard-pressa.ru

Белгородчина во второй половине XIX в. - Хозяйство

Реформа 1861 г. дала крестьянам волю и отчасти землю – в зависимости от уезда, крестьяне лишились от 1/3 до 1/6 принадлежавшей им ранее земли. И это не считая того, что они были обязаны выплачивать казне выкупные платежи. По уездам Белгородчины сумма выкупа составляла 11,5 млн. руб., которую крестьяне должны были выплатить из расчета 6 % годовых в течение 49 лет. Естественно, что такое напряжение не могло не сказаться неблагоприятным образом на крестьянских хозяйствах, тем более если учесть, что в результате роста населения к концу столетия в Курской губернии чрезвычайно остро встала проблема аграрного перенаселения. Если в 1890 г. сельское население Курской губернии составляло более 1 млн. душ обоего пола, то спустя 10 лет – уже 1,4 млн., и это при том, что общая площадь обрабатываемых земель не только не выросла, но даже сократилась с 2015 тыс. дес. до 1965 тыс. дес. Естественно, что все это вело к росту социальной напряженности, которая и вылилась вскоре в революцию 1905 г.

Однако вернемся к экономике. Как и прежде, главными занятиями жителей Белгородчины оставались землепашество, животноводство и разведение огородных и садовых культур. Однако вместе с тем появились и новые отрасли сельскохозяйственного производства, которые на много лет вперед предопределят облик сельского хозяйства Белгородчины. Наряду с традиционными и привычными «серыми» хлебами, рожью и овсом, в течение столетия, особенно в последней его четверти, росли посевы считавшихся более доходными пшеницы и ячменя, а также таких масличных культур, как анис (в 1898 г. посевы аниса только в Валуйском и Бирюченском уездах составляли без малого 2,5 тыс. дес.), кориандр, тмин, рапс. Со второй половины столетия традиционную репу в крестьянских и помещичьих хозяйствах постепенно стал вытеснять картофель, ставший к концу столетия фактически «вторым хлебом». В перечне выращиваемых культур появляются кормовой бурак и кукуруза, которая шла и на зерно, и на корм скоту. Широкое распространение получили посевы хмеля – так, например, в Старооскольском уезде в начале ХХ в. под хмелем было занято более 3 тыс. дес. земли.

Получила продолжение и заложенная еще в XVII в., при царе Алексее Михайловиче традиция садоводства. Оно развивалось в полном соответствии с обозначившейся тенденцией к росту товарности хозяйства, особенно заметной в пореформенный период. Признанным центром садоводства и переработки его плодов был Корочанский уезд и Короча. В начале 90-х гг. XIX в. площадь садов в уезде составляла около 2 тыс. дес. Однако владельцы садов вели свое хозяйство, как правило, по старинке, уповая больше на милость природы и на традицию. Конец такому примитивному подходу к делу решил положить садовод-энтузиаст, ученый-селекционер и землевладелец Иван Николаевич Гангардт. Свою деятельность И.Н. Гангардт начал в 1876 г., когда на имевшихся в его распоряжении 870 дес. земли он разбил первые крупные сады. Работа в них была поставлена на строго научную основу. Так, на каждое маточное сортовое дерево была заведена родословная. В 1885 г. Гангардт создал специальную торговую фирму по продаже акклиматизированных сортов плодовых деревьев, регулярно печатал каталоги с перечнем предлагаемых саженцев.

Его хозяйство в родном селе Дмитриевском быстро приобрело известность как образцовое, и Гангардту удалось привлечь внимание властей. Будучи уездным предводителем дворянства, он при помощи и поддержке чиновника Министерства земледелия и государственных имуществ Н.И. Кичунова разработал программу совершенствования садоводства в уезде. Проявляя заботу о развитии садов в крестьянских хозяйствах, Гангардт сумел убедить местное земство выделить средства для создания земского плодопитомника, научно-исследовательской станции, опытного консервного завода и плодосушилки, а затем и земской садоводческой и плодоводческой школы, где за казенный кошт обучались искусству выращивания плодовых деревьев дети крестьян. Гангардт бесплатно раздавал всем желающим посадочные материалы.

Результаты его деятельности не замедлили сказаться. Короча и прилегающие к ней села закрепили за собой славу яблочного центра Белгородчины, полностью оправдывая присвоенный еще при Екатерине II «яблочный» герб. К началу ХХ в. общая площадь, занятая садами в Корочанском уезде, выросла более чем вдвое.

Кстати, о товарности сельскохозяйственного производства. Конечно, далеко не все помещики смогли перестроить свое хозяйство на новый лад после реформы 1861 г., но те, кто это смог сделать, немало преуспел в своих коммерческих начинаниях. Так, на всю Россию была известна образцовая помещичья экономия, принадлежавшая А.Н. Масловской и располагавшаяся в Троицкой слободе Новооскольского уезда. В 1882 г. экономия была представлена среди 10 лучших хозяйств на Всероссийской промышленно-художественной выставке. Об уровне ее развития красноречиво говорят данные 1895 г. – в это время экономии принадлежали 9832 дес. земли, в т.ч. – около 6400 дес. пашни. Для хозяйство экономии была характерна чрезвычайно высокая по теме временам степень интенсификации и механизации производства. 33 сеялки засевали все земли, принадлежавшие помещице, за 10 дней, а для уборки урожая в распоряжении хозяйки было 10 жаток и 4 паровых молотилки. Свободный капитал экономии составлял75 тыс. рублей. Помимо всего прочего, Масловская имела в своем распоряжении паровую мельницу, мастерскую по ремонту техники, кирпичный завод. В хозяйстве экономии было занято более 400 постоянных рабочих, а в сезон страды нанималось порой до 2000 батраков. Тягловую силу хозяйства составляли 500 волов и более 100 лошадей.

Однако намного больший интерес представляют история маслобойной и сахароваренной отраслей. Подсолнечник был уже давно известен на Белгородчине, но выращивался он как декоративное растение, украшавшее клумбы и палисадники помещичьих усадеб. Так продолжалось до 1829 г. Если верить бирюченскому помещику Африкану Терентьеву, в этом году крепостной крестьянин графов Шереметевых Даниил Семенович Бокарев, высланный за провинность из тульской вотчины Шереметевых в принадлежавшую им слободу Алексеевку, «… вздумал для пробы посеять в своем огороде так, для своего удовольствия, весьма небольшое количество семян подсолнечника; когда подсолнечник вырос, он, Бокарев, испытал семена пробить на ручной маслобойке и, к радости своей, получил превосходное масло, какого он никогда не видывал и какого здесь не было в продаже. На следующий год из оставшихся семян Бокарев посеял уже более, с промышленной целью, потом, в следующий год, еще более посеял он подсолнечника, так что масло стало продаваться на сторону».

Так благодаря пытливости и в какой-то степени счастливой случайности было положено начало развитию маслобойной промышленности на Белгородчине. Уже в 1833 г. при активном участии Бокарева в Алексеевке был построен первый настоящий маслобойный завод, за которым последовали новые и новые, в особенности на юго-востоке нынешней Белгородской области. К сер. века маслобойный промысел получил широкое распространение. В одной только Алексеевке, ставшей к тому времени крупным селом с населением более 10 тыс. чел., маслобойных заводов насчитывалось 12, а в Бирюченском уезде, к примеру, только в дворянских имениях действовало более 70 маслобоек. К началу 80-х гг. в этом уезде посевы подсолнечника занимали 17,5 тыс. дес. земли, а к началу XX в. они выросли практически вдвое.

Не меньшую роль в экономике Белгородчины, в особенности в ее южных уездах, во 2-й пол. XIX в. стала играть сахароваренная промышленность. Долгое время сахар считался колониальным товаром и ввозился в Европу и в Россию, в частности, из Вест-Индии. Однако долгие наполеоновские войны прервали нормальный товарооборот между Европой и Америкой и создали проблемы в поставках американского сахара на европейский рынок. В поисках дешевого заменителя заморского тростникового сахара в конце концов обратились к белой, ставшей сахарной, свекле. Первые опыты с выработкой сахара из свеклы были сделаны в Германии, а оттуда новая технология проникла в Россию.

Одни из первых сахароваренных заводов на Белгородчине был построен в 1839 г. в имении Ребиндеров в слободе Шебекиной. За ним последовали другие. Так, в Грайворонском уезде в 1884 г. работала два крупных сахароваренных завода, на которых было занято 1560 рабочих. Однако самым известным сахароваренным предприятием Белгородчины стал основанный в 1856 г. в селе Новая Таволжанка (которое, кстати говоря, было одним из наиболее крупных торгово-промышленных сел Белгородчины того времени наряд с Алексеевкой, Шебекино и нек. др.) надворным советником С.Г. Жуковским завод. В 1882 г. завод перешел в руки новых владельцев, Боткиных, которые провели масштабную реконструкцию завода. Спустя 8 лет завод перешел в руки новообразованного «Товарищества Ново-Таволжанского свеклосахарного завода Боткиных», имевшего капитал в 1,4 млн. руб. Установленное новое оборудование и новейшие технологии позволили к концу века удвоить производительность завода и качество выпускаемой им продукции. Его продукция неоднократно выставлялась на российских и международных выставках и получала различные награды – так, в 1887 г. золотые медали в Харькове, в 1889 г. в Париже, в 1896 г. в Нижнем Новгороде, бронзовые медали в 1885 г. в Антверпене и в 1893 г. в Чикаго.

С сахароварением оказалась тесно связана и история железнодорожного строительства на территории будущей Белгородской области. Начало Белгородской железнодорожной станции положила Курско-Харьковско-Азовская железная дорога. Сооружение этой магистрали, которая должна была соединить центр России с ее южной окраиной, было начато в 1868 г., в период своего рода «железнодорожной горячки», охватившей российский деловой мир. За дело взялось акционерное общество, во главе которого стоял рязанский купец I гильдии С.С.Поляков – личность весьма колоритная и во всех отношениях примечательная. Самуил Соломонович Поляков (1837-1888), будущий крупный железнодорожный магнат и предприниматель, происходил из бедной еврейской семьи. Благодаря своим коммерческим талантам и помощи многочисленной родни он сумел выбиться в «люди», а затем, когда в России в нач. 60-х гг. XIX в. начался железнодорожный бум, обратил свою энергию и капиталы на новое поприще и немало в этом преуспел. При его непосредственном участии были построены такие железные дороги, как Курско – Азовская, Козлово – Воронежско – Ростовскую и ряд др. на юге России. Помимо строительства железных дорог, С.С. Поляков вошел в истории России как меценат и покровитель просвещения и образования. Им было основано одно из первых в России училищ, готовивших кадры железнодорожников (в городке Ельце), учреждено опять таки первое на юге России частное горное училище при Корсунской каменноугольной копи.

Менее чем за год работы по строительству магистрали были завершены, и уже 13 апреля 1869 г. в Белгород прибыл первый поезд из Курска, а 22 мая 1869 г. из Белгорода отправился первый поезд в Харьков. Регулярное железнодорожное сообщение между Курском, Белгородом и Харьковом было открыто 6 июля того же года. Всего же в Курской губернии с конца 60-х и до середины 70-х годов в эксплуатацию было введено более 450 верст железных дорог.

В 1896 г. Белгород был соединен железной дорогой с Волчанском, а в самом начале ХХ в., в 1901 г. – с соседним городом Сумами (эта дорога была построена на средства сахарозаводчиков Терещенко и Юсуповых, заинтересованных в вывозе продукции с принадлежавших им сахароваренных заводов). В итоге к началу ХХ в. Белгород стал крупной узловой железнодорожной станцией на именовавшейся с 1896 г. Курско-Харьковско-Севастопольской железной дороге. Железнодорожное депо в Белгороде стало крупным промышленным предприятием, обслуживавшим около 100 паровозом и множество подвижного состава. Всего же в обслуживании белгородского железнодорожного участка, согласно всероссийской переписи 1897 г., были заняты 674 рабочих и служащих.

В целом же промышленность на Белгородчине носила по отношению к сельскому хозяйству второстепенный характер и местные предприниматели в основном вкладывали свои средства в перерабатывающую, прежде всего пищевую промышленность, прежде всего мукомольную, к которой относилось к 80-м гг. XIX в. более 50 % всех промышленных предприятий Курской губернии, а также в производство строительных материалов, винокурение, пивоварение и ряд др. подобных отраслей. Как правило, предприятия были небольшими, и лишь некоторые из них, как, например, шерстомойня в г. Белгороде, принадлежавшая купцам братьям Бабкиным, на которой было занято до 200 работниц. На предприятиях, связанных, как тогда говорили, с обработкой «ископаемых продуктов», в Курской губернии к концу столетия было занято всего лишь немногим более 14 % всех рабочих губернии. К ним можно отнести старооскольский завод купца В.В. Путина по выпуску и ремонту сельскохозяйственной техники, курские заводы – чугунолитейный Мартенса, выпускавший сельскохозяйственную технику завод Мамонтова и Андреева и ремонтное предприятие Каменева.

Завершая рассказ о Белгородчине в XIX в., нельзя не сказать о развитии просвещения образования, которые в это время переживали подъем, особенно заметный после начала «Великих реформ» 60-х – 70-х гг. И в самом Белгороде, и в других уездных городах Белгородчины создаются образовательные учреждения как общеобразовательные, так и специализированные. Создавались они как за казенный счет, так и благодаря инициативе и финансовым вложениям частных лиц.

Одним из старейших учебных заведений самого Белгорода по праву считалось городское училище. В течение столетия оно претерпело эволюцию от малого народного училища к уездному 2-классному, а с 1839 по 1902 г. оно именовалось 3-классным уездным училищем. На рубеже столетий в нем обучалось до 200 учащихся. Существовало училище за счет средств, выделяемых казной, земствами, а также платой, взимаемой с отдельных категорий.

Несколько менее древним было 4-классное духовное училище, открывшее в Белгороде в 1843 г. Именовавшееся в просторечии бурсой, оно располагалось первоначально в здании упраздненного Николаевского мужского монастыря, а затем, когда в 1883 г. белгородская духовная семинария перебралась в Курск, заняло ее здание напротив Свято-Троицкого собора. Одновременно в училище обучалось до 150 учащихся. Правда, если брать Белгородчину в целом, то, несомненно, Белгородское духовное училище уступало по древности аналогичному учебному заведению, основанному в 1818 г. в Бирюче на средства прихожан протоиереем И. Скрябиным. Первые семь лет оно существовало как приходское училище, а в 1825 г. было преобразовано в уездное духовное училище, в котором обучались дети священников юго-восточных уездов Белгородчины.

С началом царствования императора Александра II и александровской «оттепели» процесс расширения сети учебных заведений на Белгородчине ускорился. В 1860 г. по ходатайству местного дворянства в Белгороде открылась первая на Белгородчине женская гимназия Поначалу она именовалась 3-хклассным женским училищем 2-го разряда, а в 1877 г. была реформирована в классическую гимназию с 7-летним сроком обучения. В 1870 г. женская гимназия появилась и в Грайвороне.

За женской гимназией последовала и мужская – мужская классическая Его Королевского высочества герцога Эдинбургского гимназия. Это учебное заведение было открыто в августе 1874 г., а спустя пять лет переехало в новое, выстроенное в псевдоготическом стиле, здание на нынешней Преображенской улице, где сейчас размещается социально-теологический факультет БелГУ.

В 1875 г. в слободе Шебекиной было открыто и первое на Белгородчине профессиональное училище – Марьинская сельскохозяйственная школа. Она была создана по инициативе и содержалась первое время на средства местных помещиков братьев А.А. и Н.А. Ребиндеров. В 1884 г. школа была преобразована в низшую сельскохозяйственную школу 1-го разряда с получением пособия от правительства. Обучение в ней длилось 5 лет, в течение которых ученики получали практические знания и навыки по естествознанию, земледелию, садоводству, ветеринарии, лесоводству, счетоводству, свеклосахарному и винокуренному производствам, слесарному и столярному ремеслам. Выпускники школы (почти на ¾ дети крестьян) устраивались на работу по найму в качестве мастеровых, заведующих полями, служащих на административные должности, работали в собственных крестьянских хозяйствах.

При таком развитии сети учебных заведений (а ведь мы назвали далеко не все училища и гимназии) потребность в квалифицированных специалистах-педагогах значительно выросла. Это обусловило открытие в 1876 г. в Белгороде учительского института. В него после успешной сдачи 8 экзаменов (Закон Божий, русский язык, история, география, естествознание (природоведение), физика, геометрия, арифметика) принимались лица православного вероисповедания не моложе 16 лет, имеющие не менее чем 2-х летний стаж педагогической работы. Количество обучавшихся в институте студентов постепенно росло – с 30 человек до 75. В течение 3-летнего срока обучения будущие педагоги осваивали основы истории, физики, географии, арифметики, геометрии, алгебры, рисования, черчения, пения и педагогики.

Такой была Белгородчина в начале ХХ в., который в корне изменил ее лицо.

Вопросы для повторения:

1. Каковы особенности социально-экономического развитие Белгородчины в 1-й пол. XIX в.?

2. Каковы особенности социально-экономического развитие Белгородчины во 2-й пол. XIX в.?

3. Дайте характеристику аграрного сектора Белгородчины в XIX в.

4. Дайте характеристику ремеслу и промышленности Белгородчины в XIX в.

5. Дайте характеристику торговле на Белгородчины в XIX в.

6. Расскажите об особенностях разрешения аграрного вопроса на Белгородчины во 2-й пол. XIX в.?

7. Что Вы знаете о деятельности земских учреждений на Белгородчине во 2-й пол. XIX в.?

8. Какими были особенности развития просвещения и образования на Белгородчине в XIX в.?